"Информация, положенная в основу Ииссиидиологии, призвана в корне изменить всё ваше нынешнее видение мира, который вместе со всем, что в нём находится, — от минералов, растений, животных и человека до далёких Звёзд и Галактик — в действительности представляет собой невообразимо сложную и чрезвычайно динамичную Иллюзию, не более реальную, чем ваш сегодняшний сон".

Орис

Об Ииссиидиологии \ Интуиция и её роль в научном познании

Интуиция и её роль в научном познании, Том 1

Vana est sapientia nostra

Тщетна наша мудрость

Дорогие читатели!

   Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, почему выбираете для чтения ту или иную статью, тратите время и силы на просмотр той или иной передачи и усвоение той или иной информации — случайность это или закономерность? Каким было ваше решение познакомиться с содержанием этой книги (или нашего сайта в Интернете): рационально обоснованным или иррационально «спонтанным», читай — интуитивным? Какая часть вашего сознания повлияла на сделанный выбор больше — ментальная, чувственная или их влияние было одинаковым? Давайте попробуем разобраться в этом вместе. Речь пойдёт об интуиции, вернее, об интуитивном методе познания, который положен в основу представленной в данном издании новейшей космологической концепции о происхождении человека и Вселенной — Ииссиидиологии.

   Согласитесь, что вопрос о роли интуиции в таком многостороннем всеохватывающем процессе, как познание, очень важен. Являясь по сути логическим аспектом основного вопроса философии о первичности материального и духовного, он определил метафизическую парадигму целой эпохи! С давних пор и по сей день в его рассмотрении заинтересованы не только гносеология, как теория познания, или метафизика, как наука о сверхчувственных принципах и началах бытия, но и такие дисциплины, как психология, социология, педагогика, медицина, геронтология, физиология, генетика.

   Решение проблемы синхронизации в работе полушарий головного мозга человека, например, специалистами этих направлений напрямую связывается с определением роли витального (эмоцио-нально-чувственного) и ментального (мыслительно-интеллектуального) в нашей жизни. Подобные практические вопросы, возникающие перед современной наукой и образованием, культурой и бизнесом, управлением и политикой, наряду с так называемым духовным ростом, составляют неотъемлемую часть общеэволюционного процесса, возрождая интерес определённой части коллективного сознания человечества (особенно представителей нового — «индигового» — поколения) ко всё более интуитивному, часто логически никак необъяснимому способу восприятия динамики окружающей действительности.

   И это вполне оправдано! Иррационалистический метод познавания мира органично вытекает из традиций метафизики, характерных ещё для эллинской школы античного мировоззрения и во многом пересекающихся с египетским мистицизмом и индийской философией. Но в те далёкие времена, когда о науке с её экспери-ментальной основой ещё ничего не знали, он был единственным способом познания законов природы и отношений в социуме. На современном же энергоинформационном уровне он предполагает гораздо более серьёзную подготовку ума познающего, приводящую его не просто к творческому озарению, а к особенному — трансцендентному — пути обретения информации в виде непосредственно воспринимаемого («чистого») и ранее не осознаваемого им знания.

   Первым, кто применил термин «интуиция» в значении «познание одним движением мысли», был Платон. В наше время под этим понятием подразумевают способность чувствовать уже имеющиеся логические цепочки связанной информации и моментально, предварительно не задумываясь над смыслом, находить ответ на любой вопрос. Причём древнегреческие мыслители не дифференцировали метафизику, описывающую основные закономерности «всего сущего» и органически включающую в себя способ алогичного — интуитивного — восприятия, от научных методов исследования.

   Это произошло гораздо позже, в средние века. Размежевание естественных наук и метафизики, когда в ущерб развитию интеллектуальной интуиции резко повысилась значимость рассудочно-умственной деятельности, привело к продолжительному периоду упадка тысячелетиями нарабатываемого человечеством опыта приобретения интуитивного знания, вплоть до конца XIX века. И только следующий за ним, новый виток развития был знаменован возникновением интуитивизма — идеалистического течения, ставшего впоследствии одним из наиболее влиятельных направлений эстетико-философской мысли XX века.

   Однако практическими инициаторами его разработки стали не философы, а учёные-физики, начиная с Ньютона, Менделеева и Эйнштейна, которые первыми предприняли попытки по созданию единой теории мироустройства. И заметьте, что фамилии этих исследователей естественным образом сначала ассоциируются у нас именно с интуицией, а уж затем со стройным логическим изложением, чему во многом поспособствовало опубликование особенных, даже странных обстоятельств получения ими первичной информации как основы для дальнейших революционных открытий — обстоятельств, ставших впоследствии известными историческими фактами необъяснимого ничем научного озарения. «…Не существует логического пути открытия элементарных законов. Единственным способом их постижения является интуиция, которая помогает увидеть порядок, скрывающийся за внешними проявлениями различных процессов» (А. Эйнштейн).

   Свидетельства о подобного рода внезапных догадках (инсайтах), производящих впечатление чего-то мистического, приписываются чаще всего святым и художникам. Но и в биографиях выдающихся учёных, бесспорно обладающих способностью совершать пророческие скачки в будущее, таких фактов, пожалуй, ещё большее количество. Так, например, во время прогулки в Дублинском парке выдающемуся ирландскому математику и физику Уильяму Гамильтону неожиданно пришла в голову мысль о так называемых кватернионах, сыгравших свою важную роль в развитии квантовой механики лишь в конце XX — начале XXI века. Член Лондонского королевского общества, британский физик и математик, основатель современной классической электродинамики, Джеймс Максвелл не умел самостоятельно делать расчёты, и ему приходилось подгонять свои интуитивные озарения под рациональную логику уже готовых формул его коллег. А лауреат Нобелевской премии по физике и создатель первой квантовой теории атома Нильс Бор никогда не доверял никаким логическим доводам и математическим обоснованиям, требуя от коллег неординарных творческих размышлений. Эйнштейн, Маркони, Эдисон, мадам Кюри, Генри Форд и другие не менее известные учёные и изобретатели всегда отмечали особую, но никак и ничем необъяснимую связь между периодически открывающейся у них интуицией и своими последующими научными достижениями.

   Да и вам, дорогие друзья, может быть вполне знакомо такое состояние, когда вдруг, как бы из ниоткуда, приходит решение долго мучавшей вас проблемы или видится верный выход из тяжёлой жизненной коллизии, появляется нужный образ для создания желаемого художественного произведения или осуществляется возможность проникнуть в глубины собственного внутреннего мира, понять что-то и обрести какой-то новый смысл, новые цели и устремления в отношениях с людьми и с самими собой.

   Этот процесс выглядит для нас как непосредственное усмотрение истины для самих себя. Но дальше возникает необходимость убедить в этой истине других, особенно, если такая истина претендует на роль научной. Тогда без творческого подхода к самому процессу познания просто не обойтись! Ведь созидательное отношение человека к себе и к окружающей его реальности часто противостоит традиционно понимаемым методам познания этой самой реальности, когда проявленный мир интерпретируется лишь как единственная данность, а возможность креативного «воссоздания» себя и, как следствие, обретения нового мира вокруг просто-напросто отрицается, не требуя от нас ни радости участия, ни вдохновения.

   Чтобы активно привлекать к своей жизнедеятельности позитивно-созидательные механизмы как следствие выборов соответствующих состояний и психических реакций, необходимо обладать особым, ведущим к практически тотальному приятию всего, видением. Для этого, как утверждает автор Ииссиидиологии, «недо-статочно хорошо владеть логикой и анализом или уметь отследить в уме очевидные причинно-следственные связи — для этого нужна интуиция, помогающая буквально как бы «из воздуха» уловить наиболее верную в данной ситуации информацию, давая тем самым возможность не зацикливаться на устаревших стереотипах мышления и стандартах принимавшихся ранее решений».

   Конечно, что-либо «уловить из воздуха» довольно трудно без природной проницательности и хорошо развитого образного мышления, предполагающего мощную работу воображения по выделению отдельных элементов из непрерывной и очень запутанной череды интуитивно проявляющихся фрагментов чрезвычайно сложных образов, по их слиянию, сравнению, дополнению, усилению-уменьшению, противопоставлению, затем объединению (синтезу), комбинированию и внешнему воплощению в конкретные слова, чертежи, формулы и законы. Свою роль в этом увлекательном процессе, вместе с одухотворяющими состояниями интуитивного прозрения, играет способность систематизировано и связно интерпретировать возникающие в самосознании видения, что помогает по-настоящему творческим личностям интуитивно и глубоко проникать в самую суть вещей, совершая при этом поистине замечательные открытия.

   Так, воодушевляющие достижения физики рубежа XX-XXI веков, увенчавшиеся появлением Стандартной модели, теории струн и М-теории, привели к такому этапу развития этой науки, что она абсолютно естественно начала соответствовать новому определению метафизики, которое опубликовал в своей статье «Физика и метафизика» один из создателей квантовой механики Макс Борн: «Метафизика — это исследование общих черт структуры мира и наших методов проникновения в эту структуру». Основанное на интуитивном подходе философское переосмысление мироустройства в виде физической интерпретации (наряду с математическим аппаратом и прикладной экспериментальной частью) занимает отныне своё неотъемлемое место в фундаментальной теоретической физике.

   И дело здесь (как, впрочем, и в нашем случае дальнейшей экстраполяции этого понятия в данной вступительной статье на принципиально новое, не имеющее пока аналогов, знание) не в переосмыслении термина «метафизика», а в том, что логическая обработка человеческим самосознанием высокочастотных сведений неизбежно, в том числе физиологически, сопряжена с задействованием пока ещё совершенно неизвестного нам механизма действия интуитивного аппарата мышления. А это уже само по себе исторически неразрывно связано с понятием метафизики как системы знаний, создающей естественный базис для более качественных представлений о человеке и мироздании.

   Мы совершенно далеки от мысли поставить знак равенства между метафизикой и Ииссиидиологией, но всё же присущая им обеим стратегическая установка — сформировать новую систему взглядов на структуру мироздания, а также некоторая общность методик, способствующих достижению такой цели, позволяет рассматривать это универсальное знание в качестве правопреемника наработанных метафизикой основ для развития их на принципиально новом эволюционном уровне. Ииссиидиологическая информация, в основе появления которой лежит только интуитивный путь познания (поскольку интересы её автора совершенно далеки от науки с её методологией), прежде всего позволит изменить научную парадигму современной физики, включающую такие понятия, как «пространство-время», «частица», «поля-переносчики взаимодействий», а параллельно — мы уверены! — и парадигму коллективного сознания всего человечества в плане радикального качественного пересмотра и системной реорганизации существующих социальных, внутригосударственных и межгосударственных отношений в направлении активизации и усиления в них высокоинтеллектуальных и альтруистичных взаимосвязей.

   Опыт изучения Ииссиидиологии показывает, что если мы достаточно развиты интеллектуально и чувственно, и нас не устраивают общепринятые примитивные представления о происхождении человека и мироздания, то со временем мы сможем заменять их высокочастотной информацией Коллективного Подсознания Человечества (по терминологии автора), что неизбежно приведёт (в многочисленных сценариях развития) к нашим последовательным перефокусировкам из инстинктивно-бессознательных уровней «собственного» эгоистичного самосознания в уровни альтруистичного и интеллектуально-интуитивного восприятия как самих себя, так и всего, что нас окружает.

   В отличие от исторически сложившегося противопоставления и предпочтения эмпирических форм познания интуитивным (что, заметьте, очень позитивно отражается на качестве процесса установления между людьми взаимопонимания), дифференцирование и длительная реализация только сенсуалистичной или только логи-ческой компоненты самосознания противоречит ииссиидиологическому подходу к возможностям развития действительно высокоразвитой человеческой личности. Ииссиидиология предлагает поуровневый синтез высокочувственного Интеллекта с высокоинтеллектуальным Альтруизмом как основу высокоинтуитивной осо-знанности в жизненном творчестве Человека.

   «Что это значит и как это работает на практике?» — спросите вы.

   Любому человеку это даёт возможность, опираясь на свою высокую интуицию, смело выбирать главную цель его жизни (даже самую невообразимую!), делая пути её достижения основным вектором жизненного движения, — пусть они и кажутся вначале максимально несбыточными! Выбранная таким образом цель, как правило, отличается неординарностью, новизной, конкретностью, значительностью, и обязательной в данном случае возможностью быть полезной для других людей, для человеческого сообщества в целом. Причём от того, кто поставил её перед собой, она непременно требует постоянной осознанной работы: чувствовать и вовремя распознавать всевозможные барьеры на пути к цели, творчески и позитивно-мотивированно преодолевая их; поддерживать регулярный внутренний самоконтроль над выполнением конкретных планов как на день, так и на всю жизнь; всегда, при любых обстоятельствах отстаивать идеи, лежащие в основе выбора главной цели, никому не вредя при этом своей убеждённостью.

   И чем больше у нас опыта подобной работы, «тем больше проявляются всевозможные тонкости и нюансы понимания любого реализационного момента, тем активнее проявляется интуитивная способность быстро отфильтровывать всё более качественное от менее качественного, проявляющегося в Жизни, и делать всё более и более правильные выборы»* (Орис «Бессмертие доступно каждому»). В этом плане интересно рассмотреть поближе и с разных сторон само многоуровневое явление интуиции. Современное представление о нём обширно: это и интеллектуальная интуиция в виде непосредственного знания; и чувственная интуиция в виде сенсуалистичного созерцания; и первичный бессознательный импульс какого-либо творчества; и инстинкт, определяющий поведенческие реакции без предварительного обучения.

   Принято считать, что в качестве основного метода познания интуиция способна уловить самую суть предмета, которую затем обладатель этой интуиции организует в логично выстроенное и общедоступное знание. Но бывает и так, что при отсутствии нужной информации интуитивные способности опираются на фундамент из приобретённого опыта и носят вспомогательный характер, выражаясь в длительной умственной работе с последующим озарением. Таким образом, можно говорить о выраженном субъективном противопоставлении внутри самого этого понятия, которое совершенно стирается в определении интуиции в Ииссиидиологии как «способности Самосознания психоментально, биохимически, гормонально (через Формы своего проявления) сопереживать жизненную динамику множества собственных «личностных» Конфи-гураций, фокусируемых Им в разных сценариях развития и ассоциируемых друг с другом посредством идентично выстроенных обстоятельств».

   Фокусная динамика самосознания проявленной личности при этом, сконцентрированная на низко- и среднечастотных уровнях жизненного творчества, «вынуждает» интуицию (в качестве пусковой кнопки перефокусировочного механизма системы восприятия) срабатывать в резонансе с соответствующими низко- и среднечастотными сценариями развития, где нет особой необходимости глубоко и качественно разбираться ни в деталях собственного существования, ни в основных законах и принципах мироздания, ни в источниках и мотивациях использования пришедших на ум откровений.

   Многочисленные примеры эгоистичного по сути манипулирования такой информацией, интуитивно принятой с низко- и среднечастотных уровней самосознания, всем нам хорошо известны — предсказания, гадания, прорицания. Их общей характерной чертой, на наш взгляд, является энергосмысловой непозитивизм. Если даже подобная информация интерпретируется учёными тем или иным образом, то примитивизм в применении её на практике неизбежен. Существует огромное количество людей, которые интуитивно «считывают» информацию с разных уровней коллективного сознания человечества, но чаще всего такая инфор-мация ими не дешифруема в свойственных ей высокочастотных уровнях или излишне деформирована, что неизбежно приводит к акцентированно субъективистским эгоистичным интерпретациям и всевозможным домыслам.

   Проявления такой «нечеловеческой», протоформной (по терминологии автора) интуиции, как показывает медицинская практика, неизбежно сопряжены с дистрессовой (относящейся к разрушительным, связанным с затяжной стрессовой ситуацией) симптоматикой, которая выражается у такого человека — интуита — в виде определённых фобических реакций. Подробнее о «медицинской» стороне рассматриваемого вопроса мы поговорим чуть позже, сейчас же лишь заметим, что интуиция бесспорно — и даже в большей степени, чем у людей — присуща и животным, что ещё раз подтверждает разницу в качественности интерпретаций при-нимаемой информации. Причём если для человека переработка всего иррационального левым полушарием головного мозга всё равно идёт через логику и вторую сигнальную систему (речь), то есть опосредованно и с затратой определённого отрезка времени, то для животных связь с низкочастотной составляющей общего информационного пространства физиологически осуществляется гораздо быстрее.

   Вопрос лишь в том, что в качестве побудительного примера для нас с вами привлекательнее: инсайт шимпанзе по кличке Султан, участвовавшего в начале XX века в исследованиях немецкого физиолога В. Кёллера, который интерпретировал с позиций гештальт-психологии процесс решения человекоподобными обезьянами ряда экспериментальных задач как результат интуитивно-интеллектуальных способностей; предусмотрительность тайских животных, поголовно избежавших цунами на о. Пхукет в декабре 2004 года, или фокусировка в наиболее благоприятных мирах нашего будущего с помощью последовательно устойчивой мен-тально-чувственной стимуляции синтезированных уровней собственного самосознания (высокочастотные аффирмации).

   Когда основной мотивацией всего нашего жизненного творчества является стабильное осознавание себя в более качественных творческих проявлениях, тогда и высокая интуиция начинает играть всё более главенствующую и определяющую роль как в процессах познания окружающего мира, так и в самопознании. Высокочастотные представления (СФУУРММ-Формы) Ииссиидиологии — «это лучший способ неуклонно развивать и совершенствовать в себе эти изначальные экстрасенсорные свойства нашего сллоогрентного Самосознания. На данный момент подобных универсальных Представлений, вплотную вовлекающих ментальную деятельность «личности» в пока что совершенно непостижимую для ограниченных систем восприятия большинства «людей» динамику Нового Мировоззрения, характерного для состояния человеческого сообщества самого ближайшего «будущего», не в состоянии предложить ни одно из современных научных направлений, включая и квантовую физику»* (Орис «Бессмертие доступно каждому»).

   Надежда на логику, способную неукоснительно давать всё новые и новые результаты, длительное время вдохновляла апологетов рационально развивающейся науки. Тысячелетиями доминировали традиционные представления об эмпирическом пути познания как единственном, а сутью любого исследовательского процесса был простой перебор нескольких опытных вариантов, обобщение и только затем вывод каких-либо закономерностей. Однако все новейшие открытия двух последних столетий были сделаны отнюдь не методом «проб и ошибок», а посредством интуитивных гипотетических предположений, пришедших как бы из ниоткуда (заметим, что как раз Ииссиидиология вполне логично объясняет, откуда они приходят). Только после — на более примитивных уровнях мышления — все эти гипотезы подвергались анализу и логически организовывались во всевозможные опыты и эксперименты.

   Стало понятно, что эффективность процесса научного познания зависит от проявления в сознании учёного какой-либо идеи в виде внезапного откровения или непостижимой умом догадки. Это и есть интуиция: «прямое, непосредственное усмотрение истины, в отличие от опосредованного рассудочного познания. Полученное интуитивным путем знание сразу предстаёт как простое, ясное, очевидное… это высший вид интеллектуального познания, когда человек одновременно и мыслит, и созерцает»* (Декарт, родоначальник научного изучения интуиции).

   Но вернёмся к освещению рассматриваемого нами вопроса (о месте интуиции в процессе познания) с точки зрения медицины. В зависимости от специализации медика-исследователя явление интуиции трактуется по-разному. Разный подход к её «симптоматике» и «этимологии» присутствует как у психиатров, нейро-физиологов, педиатров, генетиков, травматологов и сомнологов, так и у врачей общей практики. И если философам и психологам характерна больше описательная методика анализа с акцентом на идеалистическом подходе даже с некоторым мистицизмом, то медицинский подход более рационален.

   В качестве переходного звена между этими крайними точками зрения можно рассматривать определение интуиции, которого придерживались психиатры школы Фрейда и особенно Юнга, называя её «вторжением бессознательных содержаний в сознание» (часто на фоне диссоциации в психике). Отмечая в основном наличие пассивной фантазии, Юнг не отрицал возможность и активной её формы — интуитивной, которой не соответствует никакая внешне объективная деятельность. Такую интуицию он относил к высшим проявлениям человеческого духа и объяснял в своей теории о влиянии врождённого бессознательного присущим всему человечеству стремлением к творческому самовыражению и физическому совершенству.

   Именно коллективное бессознательное, складывающееся благодаря наследственности и являющееся одинаковым для всего человечества, является, по мнению Юнга, источником такого специфического метода познания, как интуиция, которая позволяет перескакивать через длительные этапы сложных логических рассуждений и умозаключений, благодаря чему возникает иллюзия прямого усмотрения искомого вывода. Оно же, коллективное бессознательное, является источником опыта «ассоциативно обобщённой и логически проанализированной определёнными центрами головного мозга фиксации в долговременной памяти каждого текущего момента Жизни, который личность может ассоциативно вспомнить»* (Орис «Бессмертие доступно каждому»).

   Логика Юнга и последователей его школы приводит к мысли о том, что если большая часть из обширнейшего потока информации, получаемой человеком, не находится в структурах его памяти в активном режиме, то в случае активации она и может рассматриваться как интуитивный посыл. Более того, информация, полученная и как бы неосознанная в раннем детстве, играет немаловажную роль в регулировании поведения уже сложившейся личности, прочно закрепившись в глубинах психики как неосознаваемая. Такой источник интуитивного познания называется у психологов термином «криптогноз» — временно неосознаваемое знание, полученное от непосредственного взаимодействия человека с объективным миром, включающее в себя весь предшествующий опыт субъекта, но не используемый им ранее.

   На основании такого подхода к причинам возникновения интуиции можно сделать очередной вывод о том, что же представляет собой явление интеллектуальной интуиции. Это особый вид непосредственного знания, основанный на предшествующем неосознаваемом опыте, опосредованный общественной практикой человечества и являющийся результатом внезапного иррационалистического усмотрения истины без предшествующего логического анализа и вытекающего из него доказательства на очередном этапе научного исследования.

   В связи с этим обратим ваше внимание на соотношение чувственно-эмоционального и рационально-логического в интуитивном восприятии, экстраполируя её в нейрофизиологические сферы, и рассмотрим такое понятие современной медицины, как антиципация (предвидение врождённой идеи, доопытное представление) на примере соотношения активности правого и левого полушарий головного мозга. Разделяя функции правого полушария как первоосновы интуитивного восприятия и левого полушария как ней-рофизиологического субстрата логики и «помещая» интуицию исключительно в шишковидное тело, врачи, будучи выразителями крайней степени диалектического материализма, заходят порой очень далеко.

   При этом забывается, что самый главный приверженец теории диалектического материализма — В.И. Ленин — писал в своё время о том, что процесс развития познания, одним из элементов которого является интуиция, идёт от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике. А профессор психологии Калифорнийского университета (США) Р. Сперри, получивший в конце прошлого столетия Нобелевскую премию за исследования межполушарной асимметрии, однозначно указывает на то, что сама интуиция как итог работы правого полушария часто связана с информацией, проанализированной левым полушарием. Именно объединение чувственного и логического, наглядного образа и научной абстракции является необходимым условием, благодаря которому на основе мысленного эксперимента часто совершаются важные открытия. Чтобы поддерживать этот процесс в самосознании, необходима, как мы уже писали, синхронизация деятельности обоих полушарий человеческого головного мозга.

   Важную роль при этом, как показали исследования одного из классиков советской генетики, профессора В.П. Эфроимсона, довольно любопытные результаты которых были опубликованы им в работе «Генетика и гениальность», может играть рост андрогенов (стероидных гормонов), сопровождающийся повышенным уров-нем катехоламинов — физиологически активных веществ, выполняющих роль химических посредников (медиаторов) в межклеточных взаимодействиях, в том числе и в мозге. Такие мутационные изменения на генетическом уровне, по мнению Эфроимсона, имеют большое значение в активации процессов антиципации. Таким образом, стало возможным говорить о некоторой гормональной «допингированности», свойственной предрасположенным к гениальности личностям (достаточно вспомнить, в качестве иллюстрации, истории болезни таких известных людей, как Андерсен, Паганини, Линкольн, Де Голль).

   Особенности их зачастую выходящего за рамки социально принятого поведения стали одной из причин пристального наблюдения врачей за интуитами, коими являются все гениальные личности. Что же может послужить толчком к распаковке из коллективного бессознательного (в трактовке Ориса) такими людьми информации, казалось бы, не принадлежащей конкретному «пространству» нашего самосознания? На этот вопрос пытались и до сих пор с переменным успехом пытаются дать свой ответ представители классической медицины. Мы уже упоминали дистресс, который обычно проявляется как общепризнанные психосомати-ческие заболевания и фобии, в связи с интуитивными способностями творческих личностей. Введено даже такое научное понятие как эвропатология — патология, связанная с творчеством. В качестве примера, в частности, можно привести галлюциногенную симптоматику, сопровождавшую творчество Сократа, Аристотеля, Апулея, Цицерона, Платона (последний сам считал талант и интуитивность «бредом, даруемым богами»), заканчивая эпилепсией Достоевского, маниакально-депрессивным психозом Гоголя (чем как не антиципацией можно считать его тафефобию — боязнь быть погребённым заживо?) и циклической шизофренией Ван Гога.

   Вне зависимости от степени выраженности психических отклонений, как они трактуются в медицине (включая шизофрению, эпилепсию, аутизм), в поведении интуитов — антиципациированных личностей — прослеживают циклотимию (резкие подъёмы и спады в умственной деятельности). Она отражает дисбаланс в динамике правого и левого полушарий: «люди с доминантой функционирования одного из полушарий (творческие личности, учёные) обычно отличаются от остальных склонностью к категоричности, отрицанию всего, что им непонятно, к неприятию чужого мнения. Также для них характерны постоянные резкие колебания между преобладающей активностью обоих полушарий»* (Орис «Бессмертие доступно каждому»).

   Внешне отслеживаемыми причинами возникновения интуиции на фоне дистресса, проявляющегося в виде кортикального возбуждения (замыкания нейронно-синапсических связей после начального их торможения), врачи считают такие часто физиологически обыгранные сценарии, как тяжёлое соматическое или психическое заболевание, серьёзная травма, увечье, участие в боевых действиях или стихийных бедствиях, электрошок, приём психостимуляторов, включая алкоголь, и другие. По сути это и есть момент условно недувуйллерртной (не последовательной и постепенной, а сравнительно быстрой относительно качественности текущей Конфигурации, — в терминах Ииссиидиологии) перефокусировки.

   Наглядные примеры таких перефокусировок в нашей с вами реальности представлены широко известными случаями с Николой Тесла (перенесение вирусных инфекций), Вангой (травма головного мозга и последующая слепота) и не очень известными, но такими же яркими проявлениями интуиции как итоги определённых дистрессовых состояний у самих медиков и биологов. Так, И.И. Мечникова осенило идеей рассмотреть прежде считавшуюся атавистической функцию блуждающих клеток организма (лейкоцитов) как полезную (защитную), заменив своё прежнее пессимистическое учение о дисгармонии человеческой природы новой эволюционной теорией фагоцитоза. Это произошло в результате выхода из многолетней депрессии (сменившейся неуёмной жаждой жизни) в процессе излечения от тифа, привитого им самим себе с целью одновременно суицида и научного эксперимента, и после того, как он психически тяжело пережил смерть своего старшего брата в результате гнойного заражения.

   А молодой венгерский врач-акушер (будущий профессор и один из основоположников антисептики) И.Ф. Земмельвейс совершил революционное открытие, послужившее развитию теории патогенности микробов, испытав тяжелейший дистресс от смерти друга, профессора судебной медицины, — тот скончался, заразившись при вскрытии трупа умершей от родильной лихорадки женщины. Мысль о том, что смерть многих сотен женщин от этой болезни, что считалась тогда нормой, и смерть друга имеют одну и ту же причину – трупный яд на руках врача, оформилась для Земмельвейса в решительное желание избавить людей от нелепых страданий и всё-таки начать отложенный им из-за стойкого сопротивления современников-врачей одиннадцатилетний эксперимент по использованию в больницах дезинфицирующего раствора (хлорной воды).

   Такая творческая смелость обусловлена, следуя выводам Ииссиидиологии, интуитивным стремлением «считать», получить — в виде недостающего опыта («будущего») — информацию от тех, неосознаваемых нами, бесчисленных вариантов «самих себя» (в Ииссиидиологии — «личностных» интерпретаций), что проживают свои жизни в так называемых параллельных сценариях и, как говорится, «испытывают на себе» все последствия от сделанных и не сделанных нами выборов. Возможность отбросить привычные представления о чём-то и получить вместо них новые — в качестве алогизма, необъяснимой догадки, мистического озарения или предвидения — основа любой гениальности, любого открытия. А уж пути получения такой информации могут быть, в зависимости от состояния Конфигурации нашего Самосознания, разными.

   Именно поэтому в медицине к диссоциативным, то есть изменяющим восприятие внешнего мира и приводящим к нарушению нормальной, как принято считать, работы сознания, состояниям, активизирующим антиципацию, относят одновременно и медитации, и сомнамбулизм (в различных стадиях его проявления), выражающийся в считывании информации во сне. Конечно, чемпион по упоминаниям в этом смысле — Д.И. Менделеев с его периодической таблицей химических элементов, но есть и другие: Ф. Бантинг, открывший во сне инсулин; О. Леви, увидевший во сне механизм химической передачи нервных импульсов, и другие.

   В одной из книг Ориса (цикл «Бессмертие доступно каждому) подчёркивается, что в состоянии глубокого расслабления (дельта-ритм мозговой деятельности) мы можем осознанно влиять на самих себя и решать, какие из принципиальных схем поведения нам нужны, для того чтобы положительно воздействовать на качество нашего будущего. К тому же известно, что во время поверхностного сна или медитации (тета-ритм мозговой активности) возникают особенно яркие видения и интуитивные догадки. Такие состояния идентичны тем, что в дзен-буддизме называют «сатори». Они являются источником творческих озарений, как следствие син-хронизации работы правого и левого полушарий головного мозга.

   Вообще, роль неосознаваемых ассоциаций в процессе возникновения интуитивных откровений очень важна. Тому, кто пытается решить какую-либо сложную, обросшую его собственными и «чужими» предвзятостями и предубеждениями, проблему, они помогают избежать привычного преклонения перед идолом любого, в том числе и научного, творчества — эмпирического пути длительного перебора вариантов, проб и поиска «доказательств». Ведь следование именно этому пути (научного высокомерия и догматизма) не позволило, например, крупнейшим медицинским умам Европы в упомянутом случае с открытием Земмельвейса в течение двух столетий до этого и ещё трёх с лишним десятков лет после (когда, наконец, это открытие было признано), избежать бессмысленных смертей рожениц в то время.

   Хотя, конечно, накопленный профессиональный (как и жизненный) опыт — в соответствующем «исполнении» — предпосылка любой интуиции. В распоряжении шахматиста чемпионского уровня, например (по данным Института Технологий Карнеги), — около 50 000 шахматных комбинаций с последующими ходами, которые он держит в голове, а у шахматиста класса «А» таких вариантов всего 2 000. И здесь может сработать обратная зависимость: ограниченный опыт (возможности для сравнения) ведут к тому самому перебору, угадыванию вариантов, что описан нами выше, но не к интуитивным догадкам. Всем известно, что хорошим, опытным врачом диагноз ставится больше интуитивно, чем в результате раздумываний. И роль мозга (его рассудочная деятельность) в такой работе явно преувеличена!

   Ровно через 20 лет после открытия Земмельвейса, например, Луи Пастер всё-таки открыл основную функцию микробов (в нашей — «человеческой» — реальности) как возбудителей многих болезней. Но не все знают, что и это, и ещё ряд замечательных открытий этот гениальный микробиолог совершил в течение следующих тридцати лет после того, как из-за кровоизлияния правая половина его мозга практически перестала функционировать (вследствие почти полного разрушения, обнаруженного при посмертном вскрытии). Дожив до 74 лет, он, как отмечают биографы, и после болезни отличался весёлостью и научной дерзновенностью, присущей обычно молодым. Позволим себе так «скаламбурить» на эту тему: оставшись с левым аналитическим полумозгом в голове, Пастер смог всё «пастеризовать» и всех вакцинировать.

   Вообще, накопление только определённого опыта без интуитивного стремления увидеть за ним что-то более цельное и значимое (внутренний смысл, причину), увлечение рутинным процессом исследований без вкрапления туда неуёмных искр дерзости, отваги и, казалось бы, ничем не обоснованных предположений, зачастую тормозят научный прогресс. Так величайшее открытие XX века — двуспиральная структура ДНК и её роль в передаче наследственной информации — могло быть сделано (в наших с вами про-странственно-временных Континуумах) несколькими месяцами позже. Или не случилось бы вообще, если бы коллеги биофизика Розалинды Франклин по Кембриджу, Джеймс Уотсон и Фрэнсис Крик, воспользовавшись рядом собранных ею рентгеноскопических данных высшего качества, не захотели бы дерзнуть и выдвинуть абсолютно новую на тот момент идею строения ДНК (при том, что сама Розалинда просто не спешила с интуитивными выводами, увлекшись экспериментальным контролем над исследованиями).

   Беря во внимание всё вышесказанное, мы, пожалуй, согласимся с основоположником учения о стрессе Гансом Селье, сделавшим такой вывод в своей работе «От мечты к открытию»: «поскольку интуитивная умственная деятельность может протекать только без участия сознательного контроля, то и подлинно научный анализ интуиции невозможен». Да и в медицине, как видите, пока происходит явная путаница в подходе к вопросу о происхождении интуиции. В одну группу попадают личности с ярко выраженной психиатрической симптоматикой; личности, имеющие гениальные способности в какой-либо узкопрофессиональной области; личности, не менее одарённые, но с циклотемическими (хотя и не доминирующими) отклонениями; а также те, кто способен посредством трансцендентных состояний выходить в своём Самосознании на уровни более качественной — высокой — Интуиции и адекватно ретранслировать в глубоко осмысленные логические умозаключения получаемую ими информацию.

   В медицинской практике в таких случаях изучают либо последствия, либо предтечу особого состояния психики, которое трактуется как антиципация, поэтому любые жёстко каузальные привязки к психологической, биохимической, анатомической, нейрофизиологической, а также наследственной обусловленности интуиции по отдельности не состоятельны. Но в целом могут быть истолкованы как первые шаги личности в тенденциозном направлении к осознанному расширению Самосознания и закономерному выходу на уровни подлинно интуитивного восприятия.

   Наш вывод: любая попытка общепринятого классифицирования процесса возникновения интуиции происходит, с точки зрения физиологии (биоформы), без учёта качества тех Уровней Самосознания, откуда «считывается» Информация. Обычно это просто отображение этапов повышенной активности одного из двух полушарий головного мозга человека на определённом отрезке его жизни. Такая активность проявляется либо в форме чувственной или ментальной сверхвосприимчивости (интеллектуальная, мистическая, творческая интуиция), либо (а на самом деле «и» — в смысле одновременности и неразрывности процесса) в виде актив-ности определённого генного участка ДНК конкретной хромосомы (или группы хромосом), являющейся на молекулярном (биохимическом) уровне следствием какой-либо протоформной динамики (различные подвиды профессиональной, научной интуиции и другое). Необходимо заметить, что любая деятельность, не обла-дающая явными признаками синтеза высокоинтеллектуального Альтруизма с высокочувственным Интеллектом, — необходимого условия истинно Человеческой деятельности, — трактуется в Ииссиидиологии как «нечеловеческая», то есть протоформная.

   Позволим себе закончить наш краткий обзор существующих мнений о причинах происхождения-возникновения интуиции (антиципации) следующим определением: «Интуиция — это психоментальное явление, проявляющееся в сознании личности как следствие:

            возникновения устойчивого субъективно значимого интереса;

            конкретизации и субъективно значимой детализации цели;

            мотивации, а по сути — синтеза первых двух положений;

            наработки критической массы эмпирического опыта или, как вариант, использования неосознаваемого опыта других сценариев (путём ассоциаций, как правило, бессознательных);

            дистресса («перепроецирования» Фокуса Самосознания в качественно «далеко отстоящую» от «прежней» Конфигурацию — недувуйллерртная перефокусировка);

            «возврата» в Форму и сценарные группы, близкие по частотам к «стартовому» моменту перефокусировки (осознание и практическое применение интуитивного открытия), а также многого-многого другого, что пока что лишь ещё ожидает нас в качестве новых будущих открытий. 

 У пытливого и вдумчивого читателя из всего сказанного должен, на наш взгляд, появиться закономерный вопрос: «А можно ли развить интуицию, не следуя такому стандарту, особенно его дистрессовой фазе?». Мы уверены, что да, можно! Но есть сложности. Они — в инерции нашего мышления и действуют всегда как искажающие Истину факторы. Их преодоление — в развитии интуитивного восприятия путём замены прежних своих представлений на новые, даже если (и тем более!) те не поддаются никакой оценке рассудка. «Как делаются открытия? — шутил Эйнштейн. Есть тупик, все знают, что тут ничего не найдешь. Приходит дилетант, который этого не слыхал, он то и делает открытие».
   Конечно же, не всё так просто! Способность осознанного «подключения» к Подсознанию (целенаправленные фокусировки в Его качественных Уровнях) как к информационной «базе данных» Коллективного Сознания всего человечества, — это и есть (соответственно ииссиидиологическому знанию) начальный этап овладения высокой — интеллектуально-альтруистичной — Интуицией. В Подсознании отражены (запрограммированы) «мельчайшие специфические особенности возможных психических состояний любой «личности» (её Мысли и Чувства, Желания и Устремления) в каждый конкретный момент времени, в каждом из многочисленных сценариев её развития», как бы предлагаемых ей для свободного выбора. Высокочастотные мотивации для управления интуитивным процессом выбора нужного сценария, которые даёт Ииссиидиологии — не ради собственной жизни, здоровья, удачи, но ради будущих открытий (научных, жизненных, творческих) на благо и с пользой для всех людей — позволят со временем каждому стремящемуся занять такую свою Конфигурацию, для которой высокоразвитые интуитивные способности при кажущемся отсутствии предшествующего опыта станут абсолютной нормой.
   Для людей с такими конфигурационными способностями становятся естественно возможными самые качественные решения, самые дерзкие идеи и самые талантливые открытия, потому что та глубина и проникновенность в причинно-следственные связи всего, что может дать только высокая Интуиция, становятся для них привычными и совершенно доступными. Такая Интуиция позволяет черпать новые знания практически бесконечно, давая импульс к постоянному и поступательному развитию, помогая к тому же находить и самые эффективные пути воплощения этих новых Знаний, новых открытий в Жизнь.
   Её трансцендентальный, по определению, характер присущ различного рода научно-философским изысканиям, ведущим к преодолению границы между реальностями и объединению их «содержаний», каковыми и являются, по нашему мнению, интуитивные знания, представленные в Ииссиидиологиии. Эта уни-версальная концепция, насыщенная, как нам сейчас кажется, архисложным информационным материалом, обладает колоссальными потенциальными возможностями в плане развития интуитивного интеллекта! Тщательно и скрупулёзно занимаясь изучением этого нового Знания, вы всё чаще и чаще начнёте ощущать в себе сначала некие неясные, а затем всё более и более осознанные способности к распаковке и проявлению перед вашим внутренним взором Мысле-Образов и «картин», явно принадлежащих каким-то другим «вашим» Мирам, другим Жизням… И всё это будет выглядеть абсолютно реалистично и очень впечатляюще!
   То, о чём мы с вами мечтали долгие годы и не смели поверить в возможность получения этого, интуитивно ощущая преддверие чего-то светлого, радостного и освобождающего от такого привычного, но уже ненужного нам давления прежних, сдерживающих душевный полёт, воззрений, рамок и догм, превратится для каждого из нас в нашу «собственную» Реальность. Знания Ииссиидиологии, как и любые другие, полученные интуи-тивным путём, требуют от человека мысленной концентрации на возникающих в Самосознании Образах, а также решимости и уверенности в том, что трудности освоения и адекватного перевода такого рода информации в научно доказанную и методологически стройно изложенную абсолютно преодолимы.
   Ведь как совершаются открытия? Либо сразу устанавливается факт существования какого-то нового явления или объекта без предваряющего объяснения его сути (открытие электромагнитных колебаний Максвеллом, икс-лучей Рентгеном, сверхпроводимости Кеммерлинг-Оннесом, а также ряд астрономических, географических, геологических открытий); либо тщательно выводятся определённого рода закономерности из ранее известных, но не поддающихся до этого научному объяснению, в том числе полученных экспериментально, данных (открытие строения ДНК, закона Кулона, взаимосвязи между массой и инерцией, объяснение фотоэффекта Эйнштейном, объяснение эволюции растений и животных в борьбе за существование).
   Если проанализировать детально, то и в том, и в другом случаях есть открытия, сделанные как экспериментально, так и теоретически. Часто на каком-то историческом этапе или в ходе научного исследования приходит вдруг интуитивное объяснение обнаруженного до этого явления, и наоборот, полученная в виде гипотезы абсолютно новая Информация начинает постепенно «обрастать» соответствующими выводами и оформляться в стройную научную концепцию, знание. Роль Интуиции здесь поистине велика! Именно она помогает стирать границы между теми, кто верит только в эмпирически-экспериментальный путь познания, но не обходится без трансцендентных догадок и предположений, объясняя сделанные открытия, и теми, кто сначала «считывает» с более качественных Уровней своего Самосознания интуитивную Информацию, а затем старается донести её другим в максимально достоверном и научно обоснованном виде.
   «Интуиция — бессознательный для исследователя охват бесчисленного множества фактов (мы бы добавили: множества сценариев)»* (академик В. Вернадский). И то, и другое важно! Но во втором случае у учёного-интуита активно доминирует творчество по установлению энергоинформационных (причинно-следственных) взаимосвязей в рассматриваемых явлениях, что требует, согласитесь, гораздо большей целеустремленности и интеллектуальной направленности усилий. Такие учёные могут, как правило, делать замечательные открытия во многих областях науки (Павлов — в физиологии пищеварения и высшей нервной деятельности, Фарадей — в электромагнетизме и химии, Эйнштейн — в теории фотоэффекта и относительности, Шмидт — в высшей алгебре и космогонии), не зацикливаясь на одном явлении или одном варианте полученной Информации.
   Примеры такой научно-исследовательской, творчески-мыслительной деятельности на порядки отличаются от случайно сделанного разового открытия. Хотя, справедливости ради, стоит заметить, что ни одно интуитивное открытие не совершается в тот самый момент, когда зрелое яблоко вдруг падает на голову (вспо-мним Ньютона), а происходит на самом деле только тогда, когда оно падает на зрелую голову (вернее, на «голову» со «зрелыми», достаточно синтезированными Уровнями Самосознания). «Потому что более высокочастотная Фокусная Динамика, «проявляющая» в информационном пространстве Самосознания… гораздо больший потенциал реально доступной Информации, позволяет привлечь к рассмотрению (подвергнуть анализу, интуитивному предвидению) большее количество возможных вариантов дальнейшего развития…»* (Орис «Ииссиидиология», том 1). И в дополнение к уже сказанному: многие из нас принимали ванну, но, согласитесь, гениально ею воспользовался только Архимед!
   Таким образом, путь от интуитивно «прочувствованных» новых решений к общедоступным, универсальным знаниям лежит через целостное развитие «личности» как любого учёного, так и человека вообще. Признание и освоение структурных Законов проявления собственного Самосознания и основных Принципов строения Мироздания, раскрываемых в книгах по Ииссиидиологии, для нашей науки, как мы считаем, — первоочередная задача. Так, приняв во внимание один только, но базовый, ииссиидиологический Принцип одномоментности и одновременности ВСЕГО, что нами субъективно воспринимается как нечто «существующее», «происходящее», целые поколения начинающих физиков могут избежать бесплодных, вводящих в заблуждение теорий и выкладок.
   Вся Информация уже есть, придумать ничего нельзя — в этом был уверен ещё Вернадский, когда разрабатывал свою теорию ноосферы. Нужно только «уловить» как бы витающую «в воздухе» идею, то есть попасть, сместиться Фокусом своего Самосознания именно «туда», где любое «открытие» представляет собой обычную составляющую представлений других сценариев близких или не очень близких Континуумов. Принять такую Информацию могут почти одновременно несколько человек, впрочем, как и наоборот: отсрочка «материализации» ожидаемого результата может произойти из-за разной степени несовпадения частотной энергоёмкости Формы Самосознания конкретного интуита (во время получения интуитивного Опыта) со средней частотой «прежнего» резопазона его проявления (в «составе» определённой части Коллективного Сознания человечества). Факты привнесения «запомненного» в почти «свои» Континуумы (которые уже немного поменялись, и предмет реалий в данном сценарии уже проявлен) известны нам как «повторные» открытия: телефон (А. Белл — Э. Грей), радио (Г. Маркони — А. Попов), паровая машина (Д. Уатт — И. Ползунов), теория относительности (А. Пуанкаре — А. Эйнштейн).
   Новый методологический подход к наработке Интуиции, предлагаемый в Ииссиидиологии, — это и метод познания, и способ изучения самого знания, которое невозможно освоить, с одной стороны, без активации определённых частотных уровней своего восприятия, а с другой — без интуитивной веры, а точнее — интуи-тивного доверия к излагаемой автором Информации. «Интуитивное состояние системы Восприятия можно отнести к разряду экстрасенсорных (сверхвосприимчивых), поскольку, пребывая в нём, вы становитесь способными из всего множества возможных в данной ситуации вариантов принятия решения сделать выбор и с его помощью перефокусироваться именно в те сценарии, которые в наибольшей степени благоприятствуют реализации ваших текущих Целей и Мотиваций»* (Орис «Бессмертие доступно каждому»).
   «Я поверил, чтобы понять!» — говорил Блаженный Августин. И неважно, был ли лёд, как утверждает океанограф Дорон Ноф, под водой библейского моря, по которому шёл к Иисусу святой Пётр, или были там какие-то антигравитационные трансформации, — важно и значимо отсутствие сомнения при первых шагах исследователей любого нового учения (будь то мистическая философия, теория суперструн или Ииссиидиология). Да и в науке интуитивная вера в будущее, предпочтение абстрактного предчувствия рациональному мышлению всегда приводили к открытиям, намного опережающим реалии собственного времени. Чего стоит один только Леонардо да Винчи с его изобретениями в конце пятнадцатого столетия танка, вертолёта, парашюта, нарезного огнестрельного оружия, прокатного стана, центробежного насоса! А был ещё Герберт Уэллс и его сюжет о применении атомного оружия, описанный в рассказе 1914 года, и Владимир Владимирович Маяковский с его «Клопом» и описанием процесса крионики (заморозки человеческого тела для длительного хранения и последующей терапии в новых мирах)…
   Пуанкаре считал интуицию орудием изобретения, но мы бы с ним поспорили, дав определение изобретению как результату считывания (с той или иной степенью искажения) конкретно значимой Информации из параллельных сценариев, то есть любое изобретение есть следствие спонтанной активизации и целенаправленной конкретизации в самосознании личности того явления, которое мы определяем как «Интуиция». Любой объект, проявления которого мы желаем, нужно представить в идеальном свете, без каких-либо рамок и ограничений, даже с «нарушением» физических законов, если потребуется. Знание Ииссиидиологии логически обоснованно даёт нам полную уверенность в том, что ничего невозможного не может существовать в принципе, определяя роль Интуиции в научном методе познания (вслед за Декартом) в качестве критерия полной достоверности.
   Любая научная дисциплина имеет нерешённые проблемы в фундаментальной области — различные невыраженности, неясности, неопределённости. Их наличие вовсе не является поводом для недоверия: неявное, неосознанное до определённого времени знание тоже работает и однажды помогает решить какую-либо творческую задачу. Здесь необходимо говорить о соединении эмпирических знаний с неявными, интуитивными с целью восприятия любой критической ситуации в целом. Рэндалл Коллинз, известный американский социолог, считает, что строгая формализация в научной теории тормозит познавательный процесс, а «гибкий эмпиризм, работающий, где необходимо, с неточностями и интуитивными понятиями и оставляющий много места для теоретической работы, которая связывает разные факты, — это ядро науки».
   Мы с ним согласны и, более того, уверены, что только соединение необходимой практики с интуитивным знанием может дать любому учёному толчок к успешной разработке новых теорий. И то, что для стороннего наблюдателя будет считаться везением — необычные результаты исследований, феноменальные открытия — для увлечённого участника такого синтетического процесса проявится как естественное следствие вовлечения в иррациональное мышление, с его озарениями и догадками, взвешенной соизмеримости и выверенной уже имеющимся опытом структурности.
   Всплеск особого внимания к развитию интуиции на стыке XX-XXI веков, о котором мы упоминали, связан со всемирно известными успехами не только в науке, но и в предпринимательской деятельности. Несколько ярчайших карьер — Билла Гейтса, Дональда Трампа, Брайана Трейси, Марселя Бича, Теда Тернера — явили всем, на наш взгляд, преимущества интуитивного восприятия окружающей действительности. В своей «Динамичной экономике» профессор из Гарварда, доктор философии Бартон Клейн писал: «Если предприниматель хочет привлечь на свою сторону цифры, он должен положиться на интуицию в разработке новых гипотез. Богатство предпринимателя в догадках. Но если его догадки неясны, предприниматель должен довериться своей интуиции». То же самое абсолютно справедливо и для науки!
   Важнейшим условием в вопросе приобретения сверхвосприимчивости (интуитивных способностей) является и весь субъективный Опыт (как результат энергоинформационного обмена между всеми Интерпретациями конкретной «личности», включая и те, что проявлены в различных протоформных Направлениях развития), и глубокое Понимание (интуитивное Знание) происходящих при этом в «собственном» Самосознании процессов. Любая трудноразрешимая задача (особенно научная) требует от человека осознанного подхода как к Уровням «личностного» проявления, так и к общей методологии проводимого исследования (если и к своей Жизни подходить как к бесконечному исследованию Себя). Конечно, никаких рецептов здесь нет и быть не может! Привлечение эмпирических данных наряду с вероятностными влияют на весь познавательный процесс в целом и вынуждают современных учёных (да и просто обывателей) обращать особое внимание на Интуицию не просто как на духовное Откровение, а как на свойство Интеллекта, как на специфическую атрибутику непосредственного Знания, ведущего к истинно научному Познанию.
   И здесь уже можно говорить об объективности науки, о чистоте теорий, лишённых субъективных оценок исследователя, к тому же основанных зачастую на «сомнительных» результатах экспериментов или неясных наблюдениях. Необходимость нового взгляда на такие физические понятия, как плазма, вакуум, гравитация, внутриядерные взаимодействия, поле, тёмная материя, пространство-время, инерция, масса, частица, подводит современную науку к детерминизму — пересмотру причинно-следственных соотношений всего со всем. Здесь и приходит на помощь Ииссиидиологиия, определяющая Интуицию как «коллективное Подсознание, уже «изначально» структурированное потенциально возможными вариантами предстоящих выборов и непрерывно «проецирующее» в текущую Фокусную Динамику Формо-образы наиболее вероятных событий, уже осуществлённых в дувуйллерртных сценариях развития»* (Орис «Ииссиидиология», том 1).
   Как элемент высокочувственного Знания высокоинтеллектуальная Интуиция неизбежно приведёт любого пытливого исследователя к релятивистской позиции «Наблюдателя» — позиции относительности во взаимоотношениях субъекта и объекта исследования. Понимая изначальное стремление Всего Сущего к «уни-версальному и абсолютно уравновешенному по всем возможным качественным характеристикам» Состоянию Информации, которое интерпретируется Орисом как «Всё-Что-Есть», можно подняться над любой «частной» Идеей и сделать её «Общей», учитывая сллоогрентный (в Ииссиидиологии приблизительно — фрактальный, многоплановый, многоярусный, многозначный) характер всего Мироздания, если научиться предвидеть в течении любого жизненного явления закономерную и объективную, пусть первоначально и скрытую, Суть.
   Отношение новейшей ииссиидиологической концепции к Предвидению как к возможности не противопоставить, а объединить в качестве равноправных составляющих процесса познания практический и интуитивный Опыт, позволяет рассматривать Интуицию как более высокочастотное слагаемое всей структуры Самосознания, как его свойство, выводящее далеко за пределы субъективной реальности, где высокочувственное и высокоинтеллектуальное неразрывно и очень тесно взаимодействуют по всевозможным и разнообразным качественным направлениям. С этой точки зрения становится важным процесс прогнозирования, в частности научного, к методологическому выстраиванию которого в наших с вами Континуумах возможно прийти — об этом, собственно, данное Вступление — лишь через знание Ииссиидиологии.
   Почему? Потому что, как мы здесь уже упоминали, с помощью высокоинтуитивного чувствования (развитию которого способствует ииссиидиологический метод познания) любой учёный или исследователь намечает в своём Самосознании тенденцию перефокусировок (смещений Фокуса восприятия) именно в те Миры своего «будущего», где его Предвидение обретает форму реального научного открытия. Таким образом, неосязаемый (виртуальный) чувственный Образ проявляется в материальности и подлежит дальнейшему эмпирическому изучению и экспериментальному исследованию уже в новом Континууме. Связь иррационального и рационального налицо! Но пока никто, кроме автора Ииссиидиологии, к сожалению, не смог описать этот алгоритм. Да и учёных, открыто поддерживающих представленную в этом издании космологическую концепцию, пока лишь единицы.
   «Поскольку в основе ииссиидиологических Представлений лежит в основном интуитивный метод познания, совершенно не признаваемый академической наукой, которая опирается в своих исследованиях лишь на твёрдый эмпирически-доказательный базис, то и склонить кого-либо из учёных хотя бы к частичному пересмотру научной догматики (мощно укоренившихся точек зрения), уже исчерпавшей свой творческий ресурс, мне, человеку чрезвычайно далёкому от околонаучной диаспоры, очень сложно. Нужны энтузиасты, способные нестандартно мыслить и нетривиально чувствовать, чья система Восприятия уже готова соединять воедино то, что не подвластно никакой логике и не согласуется с существующими представлениями о рациональности.
   Я абсолютно убеждён в том, что такие люди в серьёзной научной среде уже есть, уже созрели для гениальных открытий и революционных преобразований, и которые глубоко заинтересуются абсолютно новым подходом к уже известным экспериментальным выводам, к более глубокому и нестандартному трактованию существующих физических законов, основополагающих понятий и терминов, теорем и аксиом, а также всего прочего научного эмпирического наследия»* (Орис «Ииссиидиология», том 1).
   Каковы же требования, предъявляемые к «личностям» тех исследователей, которые посчитают для себя возможным откликнуться на призыв Ориса и сделать интуитивный метод познания таким же правомочным, как и эмпирический, откинув предубеждения и обвинения в склонности интуитов к какой-либо мистике? Чтобы быть способным на это, человек должен быть открытым, честным с самим собой и с окружающими, ответственным за всё им сделанное, необременённым закостенелыми СФУУРММ-Формами (прежними представлениями), уверенным в себе и проявляющим высокую душевную инициативность по отношению к другим.
   Всё это, в сочетании с высокочувственным Интеллектом и высокоинтеллектуальным Альтруизмом  — черты, присущие Человеку Будущего. О том, как им стать, как двигаться в ллууввумическом — то есть Человеческом — Направлении развития, приобретая на этом Пути сверхспособности и сверхвозможности, а также о том, как максимально качественно для всего Космического Сообщества применить эти способности, написано в книгах Ориса. И это не фантастика, а характерные признаки предстоящей в скором будущем радикальной культурной, научной, экономической, социологической и политической реорганизации всего нашего человеческого сообщества!
   Это поистине практическое руководство для тех из нас, кто желает всегда ощущать себя внутренне свободным и испытывать чувство удовлетворения от качества проживаемой им Жизни. Это компас, указывающий дорогу к духовной Гармонии и Совершенству среди «хаоса» материальности. Главное тут — полное исключение какого-либо самовозвеличивания и собственного превосходства относительно остальных, кто пока — по разным на то причинам — не смог интуитивно прочувствовать неосознаваемый Опыт проявления Самого Себя в более качественных Мирах «своего» Будущего.
   Ведь интуиция есть у всех на разных Уровнях Творческой Активности. Есть она и на Уровне «бессознательного» (у Ориса так обозначены подсознательные в общепринятом определении проявления) — это так называемая «кишечная» интуиция, которой руководят наши био-Творцы. Её роль огромна — это наш «прошлый Опыт», наша «память»: «Бессознательное», как совесть, абсолютно всё из случившегося в Жизни «личности» знает и помнит, ничего из совершённого ею никогда не забывает и поэтому является основой активизации всех внутренних процессов самокритики и глубоких психических переживаний, периодически возникающих в «личностном» Самосознании»* (Орис «Бессмертие доступно каждому»).
   Из огромного количества неотслеживаемых нашими органами чувств переживаний каждую секунду Формо-Творцами нашего мозга воспринимается минимум десять миллионов битов Информации (80 процентов из них воспринимаются визуально). И только 20-30 процентов ощущений нами осознаются, а среди неосозна-ваемых есть как высоко-, так и низко- и среднечастотные. Высокая Интуиция блокируется тогда, когда не работают более качественные — для человека — Мотивации и Цели (раскрываемые в Ииссиидиологии), а замещаются невротическими, низко эмоциональными инстинктивными реакциями.
   Если же мы заняты высоким (в том числе по-настоящему научным) творчеством и большую часть своего времени осознанно тратим на пребывание в позитивных состояниях, то доступ к высоко интуитивным переживаниям нам открыт. Об этом очень подробно, с описанием методик приведения себя в такого качества Конфигурацию (Стерео-Тип), говорится в книгах по Ииссиидиологии. При условии пользования этими методиками в момент высококачественного творческого «напряжения» (перефокусировки) может наступить совпадение (резонанс) неосознаваемого, неподвластного оценке ума Формо-образа с уже сложившимся до этого Представлением (СФУУРММ-Формой). Это и есть момент озарения, Интуиции или проявления в одной из «будущих» Форм своего Самосознания.
   У каждого из нас свой набор субъективных Представлений, поэтому и проявляемая нами интуиция — от «кишечной» и практической до интуиции ученого и психолога — качественно разная. Самое глубокое понимание и чувствование других людей и происходящих в окружающей действительности процессов любознательному человеку (и учёному) может дать только богатый интуитивный Опыт (Опыт других наших многочисленных Стерео-Типов), а также высокочастотное, привнесённое в нашу реальность с более качественных мерностных диапазонов Энерго-Плазмы Знание законов Мироздания. Рациональное знание таких возможностей не даёт, глуша в нас любые высокоинтуитивные проявления и стимулируя в нас глубокую закрытость по отношению к проявлениям окружающей Жизни.
   «Мы часто очень склонны забывать или просто умалчивать о чём-то неприятном, присутствующем в нашем поведении, характере и привычках, а затем сами же начинаем верить в то, что этих черт у нас нет, и поэтому постоянно идеализируем себя и завышаем свою значимость, самомнение»* (Орис «Бессмертие доступно каждому»). Чем больше в такой ситуации мы «закрываемся», тем меньше у нас возможностей срезонировать с той Информацией, которой всегда готовы с нами «поделиться» наши самые качественные — «будущие» — Интерпретации (ФЛУУ-ВВУ-Дубли). Освободившись от довольно агрессивного давления на наше Самосознание низко- и среднечастотных психизмов (с помощью замещения их высокочастотными Представлениями Ииссиидиологии), активность которых ярко проявлена в «межличностных» отношениях, уйдя от стеснённости социумных рамок и оценок, мы сможем больше открываться и ярче переживать Мысли и Чувства друг друга, сможем свободно, не боясь и не стесняясь, обмениваться ими. Это знаменует собой наступление в человеческом сообществе эры «надличностных», основанных на высоко интуитивном Восприятии других людей, отношений.
   При культивировании в Коллективном Сознании подобных Представлений и отношений высокая Интуиция, как составляющая высокого Интеллекта, как первичный Источник Познания, основанный на синтезе высокого разума с высокой чувственностью, вскоре станет нам всем более доступной и свойственной. «Иного, более эффективного Пути высокоинтеллектуального развития у вас практически нет! Вернее, есть, но все они несравнимо более инерционны и малоэффективны, чем Путь в ллууввумическом Направлении развития, то есть через познание Ииссиидиологии. Когда Фокус Творческой Активности пребывает в Уровнях высокой ментальности и высокой чувственности, то это автоматически влечёт за собой всё более устойчивое и качественное проявление способностей к предвидению возможных вариантов «будущности», к развитию Интуиции и к манипуляции СФУУРММ-Формами высококачественных (в том числе научных) Идей».
   Вот почему в итоге, Дорогие наши читатели, мы возьмём на себя смелость и ответим за вас на заданный в начале этой статьи вопрос: все вы, как впрочем и мы, выбрали для чтения эту книгу совсем не случайно — это был Выбор, продиктованный вашей Высокой Интуицией (то есть ФЛАКС-Творцами Подсознания). Мы рады, что вместе с вами смогли хоть немного разобраться в этом сложном вопросе и попытались определить роль интуитивного метода познания — основного в Ииссиидиологии — как он представлен в современном научном прогрессе.

Ассонуллсммиирс,
Горсайдрооурсс,
Уйсллиллуиммс